Ответы на вопросы

Ответы на вопросы

Таинственная сила малых доз

 Интервью в газете «Лечебные письма» №9-2017г. – (без сокращений)

Гомеопатия существует уже третье столетие и имеет массу приверженцев, хотя люди, не испытавшие ее на себе, часто считают эту странную медицину магией или шарлатанством. В самом деле, как это можно лечить одну и ту же болезнь по-разному, в зависимости от характера и увлечений больного? Или давать препарат с одним и тем же названием при непохожих болезнях? А что могут вылечить лекарства, в которых порой не найти ни одной молекулы лекарственного вещества? На вопросы «Лечебных писем» отвечает врач-гомеопат И. К. НУРМЕЕВ.

 

– Игорь Кашифович, неужели гомеопатия целиком основана на вере и нежелании лечиться действенными, хотя и порой жестокими методами научной медицины?

– Как и любой другой метод лечения, гомеопатия становится более эффективной, если у пациента есть вера в действенность метода и доверие врачу, применившему этот метод по отношению к нему. Но гомеопатия – это не религия, где вера имеет основополагающее значение. Гомеопатия помогает и верующим и неверующим. Пациентами гомеопатов и врачами-гомеопатами являются люди самых разных национальностей и вероисповеданий. С другой стороны, гомеопатия помогает не только взрослым, но также и маленьким детям, и животным, по отношению к которым предположение о наличии у них веры, является не совсем корректным. Если говорить о соотношении чувственного и рационального уровней познания, то в гомеопатии, по всей видимости, преобладает эмпирический (опытный, чувственный) уровень, главная задача которого – верное описание явлений и процессов, происходящих в действительности.

Что касается действенности медицины рубежа XVIII-XIX веков, когда начинал свою медицинскую деятельность создатель гомеопатии Самуил Ганеман, то одним из его мотивов как раз и была жестокость лечебных методов «научной» медицины, от которых умирали чаще, чем от болезней. Этого молодой врач вынести не мог и создал гомеопатический метод.

Если взять данные начала XXI века, то в США от осложнений лекарственной терапии ежегодно умирают до 200 тыс. человек (3200 смертей на 1 млн госпитализаций). Смертность, вызванная лекарствами, вышла на четвертое место после смертности от сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и травм. В России же до сих просто нет подобного тщательного контроля.

 

– Из дискуссии в Интернете: «В науке существует некий набор правил: проверяемость и повторяемость результатов, верифицируемость и фальсифицируемость рассуждений, соблюдение правил логики и т.д. А все, что не соответствует этим правилам, может быть названо лженаукой». А гомеопатия?

Гомеопатия, в настоящее время, скорее больше является проверенным временем, основанным на принципе подобия эмпирическим лечебным методом, чем наукой в классическом понимании этого термина. Если взять шире, то можно говорить о гомеопатическом образе мысли, образе жизни, об отношении к окружающей действительности и к человеку, как к единому целому. По-моему, постановка некоторыми представителями академии наук вопроса о лженанаучности гомеопатии некорректна по существу и несвоевременна. Действенность гомеопатии проверяется и подтверждается через практический лечебный опыт. Что касается создания научной базы гомеопатии, думаю, это вопрос времени. Так, еще совсем недавно разработки в области нанотехнологий подвергались жесткой критике со стороны научного сообщества, но уже в 2010 г. за «передовые опыты с двумерным материалом – графеном» А. К. Гейму и К. С. Новосёлову была присуждена Нобелевская премия по физике.

Несмотря на официальное признание во всем мире, все еще нет единого стандарта, описывающего, что такое нанотехнологии и нанопродукция.

Думаю, ответ о механизме действия высоких разведений гомеопатических препаратов, когда речь заходит об атомарном и субатомарном уровнях, может быть найден при проведении исследований, изучающих взаимодействие элементов нанодиапазона и в квантовой физике.

По поводу проверяемости и повторяемости результатов в гомеопатии, могу сослаться на принцип верификации (от лат. verificatio – доказательство, подтверждение), используемый в логике и методологии научного познания для обозначения процесса установления истинности научных утверждений посредством их эмпирической проверки, который вполне соблюдается при назначении гомеопатических препаратов на основании принципа подобия, с учетом иерархии симптомов, при соблюдении других базовых принципов гомеопатии.

 

– Откуда вывел Ганеман саму идею гомеопатии как лечебного метода?

В 1790 году случилось событие, которое послужило появлению на свет нового метода лечения. Во время перевода главы работы Куллена «Лекарствоведение», посвященной действию хинной корки, он решился испытать её на самом себе и открыл, что она вызывает особого рода лихорадку. В ходе испытаний, Ганеман задумался, не оттого ли хина излечивает перемежающуюся лихорадку, характерную для малярии, что она может вызывать другую – искусственную, но похожую лихорадку, и не в этом ли заключается специфичность всех лекарственных веществ, что они в состоянии производить у здоровых людей болезненные состояния, подобные тем, которые излечивают у больных. Размышляя над этим вопросом и изучая в течение нескольких лет древнюю и новую литературу, с целью проследить следы этого (гомеопатического) принципа, он окончательно пришел к убеждению, что в основании всякого действительного излечения с помощью лекарств лежит принцип similia similibus curantur (лат. Подобное излечивается подобным). Результат этой работы он опубликовал в 1796 г. в журнале Гуфеланда, в статье «Опыт нового принципа для отыскания целительных сил лекарственных веществ».

В этой работе впервые прозвучала сущность учения С. Ганемана: «Каждое влиятельное лекарственное средство возбуждает в человеческом теле известный вид собственной болезни, которая тем своеобразнее, определённее и сильнее, чем сильнее лекарство. Нужно подражать природе, которая иногда излечивает хроническую болезнь посредством присоединяющейся к ней другой, и нужно применять к подлежащей излечению (преимущественно хронической) болезни то лекарственное вещество, которое в состояние возбудить другую, наивозможно сходную, искусственную болезнь, и первая будет излечена; similia similibus».

1796 год считается годом рождения Гомеопатии.

 

– Каковы основные принципы гомеопатии С. Ганемана и какие из них изменились?

Первым основополагающим принципом, согласно учению С.Ганемана, является изучение действия лекарств в свете испытания их на здоровых людях.

Фундаментальным принципом гомеопатии, введенным С.Ганеманом, является принцип подобия – “Similia similibus curentur” (подобное лечится подобным – пер. с лат.), который предполагает назначение гомеопатического лекарственного средства на основе максимального подобия симптомов его лекарственного патогенеза и совокупности симптомов пациента, т. е. лечение больных людей такими лекарствами, которые сами вызывают у здорового человека подобные болезни.

– Принцип малых доз (Minima minimum) означает, что для лечения с учетом принципа подобия гомеопатические лекарственные средства применяются в малых дозах, т. е., в таких потенциях (разведениях), которые уже не в состоянии проявить своё болезнетворное действие. Этот принцип связан со свойством малых доз лекарственных средств повторять по действию очень сильные дозы этих лекарств в организме.

– Принцип потенцирования – отражает технологию изготовления гомеопатических лекарственных средств. Потенцирование, как технология изготовления гомеопатических средств, состоит из двух последовательно повторяющихся этапов – разведения и динамизации (встряхивания).

Кроме того, С.Ганеманом был определен принцип назначения каждого гомеопатического препарата отдельно, в простом виде, а не в смеси с другими.

В настоящее время эта заповедь С.Ганемана соблюдается, пожалуй, только некоторыми гомеопатами-уницистами, которые во время каждой встречи с пациентом назначают не более одного гомеопатического монопрепарата (полихреста).

Более широко в последнее время, вероятно, представлены гомеопаты-плюралисты, которые лечение больных проводят путем чередования приема нескольких простых гомеопатических монопрепаратов и, особенно, комплексисты – назначающие комплексные гомеопатические препараты, изготовленные из нескольких (двух и более) гомеопатических субстанций, патогенез которых описан в гомеопатических справочниках (Материа медика) и сочетание которых обычно апробировано при лечении распространенных острых заболеваний. Для подбора гомеопатических комплексов используется принцип подобия происходящему патологическому процессу, что созвучно объекту воздействия в аллопатической терапии и, в связи с этим, назначение таких препаратов, производителями которых являются известные фирмы «Хеель», «Буарон» и др., может сделать любой врач, даже не знакомый с гомеопатическим методом лечения.

Я бы, ко всему сказанному, добавил еще один принцип, о котором часто забывают при назначении гомеопатических препаратов – это выявление всей совокупности объективных и субъективных симптомов, располагающихся в определенной иерархии, которые, думаю, можно соотнести с понятием «феномен» (от греч. φαινόμενον – «являющееся», «явление»), как некоторое явление, которое можно наблюдать, в том числе при врачебном физикальном, лабораторно-инструментальном или аппаратном обследовании пациента, а также данное в чувственном созерцании самому пациенту… Здесь принципиальное значение имеет понятие «иерархия симптомов в гомеопатии» – это структурированная в определенном порядке совокупность симптомов, относительно которой ведется поиск гомеопатических препаратов. Большое значение при подборе гомеопатического препарата имеют этиология (причина) заболевания, модальности (при каких условиях больному становится лучше или хуже) и выявление психических симптомов, которые в большом количестве представлены в гомеопатических реперториумах (справочникам симптомов, по которым можно проводить поиск гомеопатического лекарственного средства). Это могут быть всевозможные страхи, акцентуации, особенности реагирования в разных житейских ситуациях… В дальнейшем, при ранжировании симптомов, могут выявляться ключевые симптомы, являющиеся определяющими при формулировке гомеопатического лекарственного диагноза и элиминационные (англ. eliminating – устранение) – симптомы, позволяющие, во время гомеопатической диагностики, исключить из рассмотрения группу средств, среди которых находится искомое подобное вещество…

 

– Что такое холистический и нозологический подходы к здоровью, чем они отличаются и почему гомеопатия больше соответствует холистическому принципу, чем «лечение противоположным» (аллопатия), на котором основана официальная  медицина?

Если обратиться к этимологии двух упомянутых слов – нозологический и холистический, можно обнаружить, что в основе их заложены, по своей сути, две диаметрально противоположных доминанты: ориентация на нозос (греч. νόσος «болезнь») и на холос (греч. ὅλος – целый, цельный).

Нозологический подход основан на дихотомии «здоровье – болезнь». Здоровье, в рамках нозологического подхода, чаще всего определяют как состояние оптимальной адаптированности человека к меняющимся условиям жизнедеятельности. Существует также определение, данное экспертами ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения): здоровье – состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов.

Болезнь, в узком смысле, обозначает конкретное заболевание (например, пневмонию, гастрит и т.д.);

В широком смысле – это состояние, качественно отличающееся от здоровья, т.е. болезнь как своеобразная форма жизнедеятельности организма, особое биологическое явление.

После более-менее продолжительного обследования пациента врач-аллопат ставит ему диагноз: сначала предварительный, потом клинический и, в завершении, окончательный. Для этого используется общепринятая медицинская терминология. Лечение также назначается в соответствии с диагнозом, который, в свою очередь, включает в себя основное заболевание, осложнения основного заболевания и сопутствующие заболевания.

В гомеопатии диагноз звучит как название препарата, лекарственному патогенезу которого оказалось подобным состояние пациента. То есть, диагноз пациента на приеме врача-гомеопата будет звучать как «арсеникум альбум», «нукс вомика», «аконит» и т.д. Каждому пациенту назначается индивидуальный препарат, исходя из всей совокупности его симптомов. И, если в официальной медицине, разные пациенты с одним аллопатическим диагнозом, обычно получают одни и те же или подобные лекарственные средства, то в гомеопатии, вероятно, каждый из них получит свой индивидуальный гомеопатический препарат.

 

– Почему Ганеман отказался от лечения болезней на основе предполагаемых причин?

– По этому поводу подробно еще в 1896 г., в столетнюю годовщину основания гомеопатии, как метода, в своей работе «Самуил Ганеман. Очерк его жизни и деятельности», писал Санкт-Петербургский гомеопат Лев Бразоль. В своей книге он приводил множество примеров разнообразных теорий и гипотез, опубликованных в официальных медицинских изданиях того времени, которые были основаны на разного рода догадках и предположениях, не имевших за собою никакого реального основания. Так, например, упоминалась концепция д-ра Штолля (1742–1788), который «во всех болезнях искал гастрический элемент; болезни, по его мнению, происходят от гастрических нечистот и от желчи», и «против всех болезней назначал рвотные и проносные для удаления вредных материй».

Подобные теории прибрели себе бесчисленных приверженцев среди врачей и их пациентов и господствовали многие годы.

Гомеопатия является эмпирическим методом. Так у основания создания гомеопатии, как лечебного метода, лежит уже упомянутый случай, когда Ганеман, не согласившись с Кулленом в отношении действия Cinchona на желудок, решил в качестве эксперимента сам принять немного измельченной коры, чтобы внимательней проследить последовавшие за этим эффекты. К его удивлению, у него стали проявляться симптомы, во многом схожие с малярией. Симптомы эти усиливались по мере того как он повторял дозу и утихали, как только он прекращал прием лекарства. За этим первым прувингом (от англ. proving (доказывающий) – экспериментальное патогенетическое испытание, которое лежит в основе классического гомеопатического исследования) последовал вскоре ряд других, к которым он все больше привлекал помощников. Он с большими подробностями фиксировал психические и физические эффекты лекарств, которые в дальнейшем систематически записывались, последовательно, в «Опыте нового принципа» (1796), в «Fragmenta de viribus medicamentorum positivis» (1805), а затем в «Чистую Материю медику» (1811) [«Органон», § 109, прим.]. На основе изучения полученных лекарственных картин Ганеман смог указать наиболее подходящие лекарства от многих болезней.

 

– Сегодня причины многих болезней известны, о других есть предположения. А гомеопатия по-прежнему использует магический принцип подобия… Не является ли он в наше время анахронизмом?

Да, действительно, существовали и, вероятно, существуют некоторые разновидности магии, основанные на принципе «подобное производит подобное». Так, по разным источникам, они называются имитативной магией или магией подобия и являются разновидностями симпатической магии, основывающейся на идее о том, что предметы, сходные по внешнему виду (магия подобия) либо побывавшие в непосредственном контакте (магия контакта) якобы образуют друг с другом сверхъестественную, магическую, связь.

Симпатическая магия практиковалась со времен первобытного (доисторического) общества.

В некоторых аспектах магия сходна с гомеопатией, впрочем, как и с наукой, но принцип ее «действия» совсем другой. Подобно религии, магия связана со сверхъестественными, нематериальными силами, но, подобно науке, претендует на прямую результативность и эффективность своих действий. В отличие от гомеопатического метода назначения лекарств и, в целом, от научного метода проведения исследований, которые измеряют результат путем проведения опыта и эксперимента, магия ссылается на «символичную» причинно-следственную связь.

Становление гомеопатии, как метода лечения, целиком и полностью было связано с постоянным проведением экспериментальных исследований в ходе испытания лекарств, как принципа гомеопатии, введенного С.Ганеманом и заключающегося в обязательных клинических испытаниях субтоксических доз субстанций гомеопатических лекарств на здоровых испытуемых. В ходе исследования обязательно составляется протокол клинического испытания, в котором регистрируют все развивающиеся симптомы, составляющие «картину действия лекарства» или «лекарственный патогенез».

Конечно, как и в любой области знаний, и в гомеопатии иногда встречаются абсурдные ситуации подобные той, которая описана в книге «Перечитывая Ганемана» американского гомеопата бельгийского происхождения Люка Де Схеппера, в которой он приводит следующий, по своему комический, случай: «Я читал публикацию, в которой описан выбор Lac leoninum (молока льва): когда гомеопат размышлял над симптомами, к его двери подошла кошка. Кроме этого, гомеопат не мог найти лекарство по алфавиту и поэтому выбрал то, которое стояло выше по списку! Гомеопат может утверждать, что именно это лекарство вылечило пациента, но, несомненно, существуют более научные способы его обнаружения. И сегодня, когда мы стремимся узаконить гомеопатию в глазах ученого сообщества, я вздрагиваю при мысли о том, что о таком назначении подумает обычный аллопат».

Между тем еще Ганеман (см. § 6 «Органона») предупреждал нас «о тщете трансцендентальных, не подтверждаемых опытом спекуляций».

 

– Существуют ли сегодня какие-то исследования, проливающие свет на механизм действия гомеопатии?

В настоящее время отсутствует какое-либо общепризнанное объяснение механизмов гомеопатического воздействия.

Ганеман признавал, что сущность исцеления в соответствии с законом подобия, который он называл «естественным», ему неизвестна; так же как неизвестен и механизм его действия, но в результате многочисленных испытаний разнообразных лекарственных средств и на основании богатейшего многолетнего клинического опыта, он выявляет те закономерности, которые легли в основу «формулы» этого закона: «Целительные действия гомеопатического способа обусловлены естественным законом, который еще не узнан поныне, но на котором, однако, во все времена основывалось всякое истинное лечение. Вот формула этого закона: Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления».

Среди гомеопатов хорошо известно, что если вещество будет просто разбавлено в воде до такой степени, в которой не останется ни одной молекулы исходного вещества, это разведение, скорее всего, не будет иметь никакого влияния на человеческий организм. Эффективность гомеопатических лекарств проявляется только в том случае, если раствор последовательно потенцируется (встряхивается), вследствие чего меняются свойства воды, и может достигаться лечебный эффект, который это лекарство оказывает на живые организмы.

После проведения последовательных разведений и потенцирования вода становится «биологически активной».

Вопрос, имеет ли вода свойство запоминать информацию о воздействиях на нее, многократно обсуждавшийся, начиная с 80-х годов XX века и поныне, в научных и околонаучных кругах, для теоретической базы гомеопатии принципиального значения не имеет.

Тем не менее, учитывая тот резонанс, который получило обсуждение этой проблемы во всем мире, приведу краткую историю этого вопроса.

В 1983 году известный французский иммунолог Жак Бенвенист получил от гомеопата Бернара Протвина приглашение принять участие в изучении биохимических растворов малых концентраций. Бенвенист, знакомый с гомеопатическими теориями и относившийся к ним скептически, в свою очередь, предложил группе коллег провести серию научных экспериментов по изучению воздействия на человеческий организм антител, последовательно сокращая их концентрацию в заданном объёме воды. Согласно всем известным законам химии, реакция организма на препарат должна была бы снижаться с уменьшением концентрации и по достижении последней нулевой отметки прекратиться вообще. Бенвенист и его команда, однако, зарегистрировали совершенно иную картину: по мере того, как концентрация антител в растворе падала, сила воздействия препарата то снижалась, то возрастала вновь, а главное, в конечном итоге не сошла к нулю, как ожидали исследователи.

Статья о результатах этого исследования была опубликована в журнале Nature.

В дальнейшем, эксперимент был повторен при участии группы исследователей, в том числе, из Национального института здоровья США, и в первой его части полученные данные очень близко совпали с опубликованными в статье. Однако, во второй серии опытов, в условиях соблюдения «двойного слепого» метода исследования, заявленный эффект исчез.

Отчёт был опубликован в ближайшем выпуске журнала Nature, после чего научным сообществом был вынесен вердикт, что ссылки на «память воды» в отношении применения водных растворов для лечения заболеваний на данный момент не имеют научных оснований.

По поводу последних исследований на предмет возможности передачи свойств «структурированной» воды, можно вспомнить независимый тест, проведенный в 2000 году при финансовой поддержке Министерства обороны США. Используя ту же аппаратуру, что и команда Бенвениста, группа американских учёных не смогла обнаружить ни малейших следов эффекта, описанного в оригинальном отчёте. Было замечено, что положительный эффект достигается, только если в эксперименте участвует хотя бы один человек из лаборатории Бенвениста. Французский учёный, признав существование такой закономерности, заявил, что вода реагирует лишь на присутствие «симпатизирующих» ей людей, что само по себе доказывает существование у неё «памяти» (чем не подобие эффекта присутствия наблюдателя в квантовой физике?)

В 2002 году французский ученый Луи Рей выполнил термолюминесцентный анализ (термолюминесценция – люминесцентное свечение, возникающее в процессе нагревания вещества) растворов малых концентраций. Некоторые из таких растворов не содержали ни одной молекулы прежде растворённого в них вещества. Между тем, их термолюминесцентный «отпечаток» оставался таким же, каким бы он был, если бы вещество было по-прежнему растворено в воде.

В том же 2002 году в Санкт-Петербурге, учеными А. А. Комисаренко, Л. В. Салычевой и сотрудниками, на базе института эпидемиологии и микробиологии им. Пастера проводились исследования с целью экспериментальной демонстрации так называемого фактора гомеопатии, как одного из механизмов реализации защитных сил организма. Путем многократного разведения, из сыворотки крови удалялись все антитела.

У мышей после введения им потенцированной иммунизированной сыворотки крови, в которой оставался только информационноволновой след от кишечной палочки, вырабатывался иммунитет против этого микроорганизма, и этот вид иммунитета нельзя отнести ни к гуморальной, ни к клеточной его разновидности, так как в сыворотке отсутствовали и фагоциты, и антитела.

Современное состояние гомеопатии наводит на мысль, что в целостном понимании целительного воздействия гомеопатических препаратов недостает именно глубокого осознания значения того краеугольного звена, которое своим внутренним взором увидел С.Ганеман, работая над переводом уже упомянутой книги Куллена.

Сам же Ганеман не стремился подводить какую-либо научную основу под свой метод лечения, который, по существу, исходил из учения о витализме (от лат. vitalis – «жизненный»), предполагавшем присутствие в живых организмах нематериальной силы, управляющей жизненными явлениями. Причина внешних проявлений болезни, по Ганеману, состоит в «динамическом уклонении жизненной силы от нормального состояния, состоящем в изменении отправлений и ощущений организма и обнаруживающимся видимыми припадками. Назначая больному гомеопатическое лекарство, врач подвергает его влиянию другой динамической силы, превращающей естественную болезнь в искусственную, которая очень сходна с первою и несколько сильнее ее. А так как сила, производящая болезнь, представляет собою нечто нематериальное, чисто динамическое, то естественная болезнь перестает существовать, как скоро ее заменит искусственная, первая преодолевается и уничтожается последнею. Но как продолжительность искусственно вызванной болезни обыкновенно незначительна, то и она тотчас преодолевается жизненною силою, так что эта хранительница нашего организма скоро возвращается к нормальному состоянию целости и первоначального здоровья»

 

– А в обычной медицине сущность исцеления (если таковое происходит), известна?

 В обычной (конвенциональной) медицине практически не используется термин «исцеление», что предполагает обретение или возвращение утраченной целостности. Вместо этого используется понятие «выздоровление», которое может быть полным и неполным.

В основе выздоровления лежит потенцирование саногенетических (направленных на восстановление здоровья) механизмов, формирование эффективных адаптивных реакций, которые могут ликвидировать или нейтрализовать причину болезни и её последствия, восстановить гомеостаз организма. Полное выздоровление, однако, не означает возврата организма к его состоянию до болезни. Выздоровевший после болезни организм характеризуется качественно (и часто количественно) иными показателями жизнедеятельности. Неполное выздоровление характеризуется сохранением в организме остаточных явлений болезни.

В конвенциональной медицине позиционируются 3 терапевтических подхода: Этиотропная терапия, направленная на устранение гипотетической причины заболевания, патогенетическая терапия, воздействующая на механизмы развития заболевания и симптоматическая (паллиативная) терапия, которая применяется для устранения отдельных симптомов заболевания. В качестве примера этиотропной терапии можно привести воздействие антибиотика на клетки патогенных микроорганизмов, патогенетической – заместительная терапия инсулином при сахарном диабете в связи с недостаточной продукцией этого гормона поджелудочной железой и симптоматической – применение анальгетиков при боли, жаропонижающих препаратов при высокой температуре и т.д.

Так что ни о каком исцелении здесь речь не идет…

 

– Что вы можете сказать о предельных разведениях, где практически нет ни одной молекулы действующего вещества?

Сначала я бы хотел напомнить, что такое гомеопатическое разведение – этот термин имеет двоякий смысл: во-первых, это показатель степени разведения (разбавления) дозы гомеопатического лекарства; во-вторых, это каждый из последовательных этапов технологии приготовления гомеопатического препарата из исходной субстанции.

В гомеопатии принято выделять низкие, средние и высокие разведения.

В настоящее время большинство школ считают низкими разведения от фиты (исходный материал для приготовления гомеопатического лекарства: эссенция, настойка, раствор, растирание) до 3 СН (3 сотенное по Ганеману), средними – от 6 СН до 30 СН, высокими – 200 СН и выше. Иногда также выделяют и сверхвысокие разведения (в разных школах по разному, начиная с 200 CH).

Ни одной молекулы действующего вещества не выявляется в классических разведениях, начиная с 12-го сотенного (12CH), имеющего коэффициент разведения 1024, соответственно, превышающего число Авогадро, равное 6,023х1023 молекул в одном моле; но это, как можно отметить, еще далеко не предельное разведение, а, всего лишь, среднее. По существу, в гомеопатии отсутствует какой-либо предел «сверху»; теоретически, разведения препаратов можно делать до бесконечности.

Основатель гомеопатии С.Ганеман, в ходе своих экспериментов, понял, что при последовательном и пошаговом разведении жидких лекарственных форм, сопровождаемом энергичным встряхиванием (или растиранием – при динамизации твердых лекарственных средств), на каждом этапе освобождается некоторый объем потенциальной активности, что способствует усилению лечебного эффекта. Этот процесс он назвал потенцированием. Таким образом, при последовательном уменьшении концентрации исходного вещества, происходила активизация его лечебных свойств, что в дальнейшем многократно подтверждалось в практической деятельности самого С.Ганемана и его последователей. Причем, если низкие разведения больше подходили при лечении больных с преобладанием соматической (телесной) патологии и при острых состояниях, то высокие разведения с успехом применялись при расстройствах психической функции и при хронических заболеваниях. И это несмотря на то, что в лекарственном средстве не оставалось ни одной молекулы вещества (хотя в конце XVIII – начале XIX веков, С.Ганеман, по всей видимости знать еще не мог…).

Можно предположить, что здесь имеет место некоторое продолжение принципа подобия: видимое (разведение, содержащее молекулы действующего вещества) подобно видимому (телесная структура человека и др. живых организмов), невидимое (средние, начиная с 12 CH, и высокие разведения) подобно невидимому (психические функции…).

Ответ на вопрос о механизме действия высоких разведений гомеопатических препаратов, как я уже упоминал, отвечая по поводу проверяемости и повторяемости результатов в гомеопатии, вероятно, может быть найден при проведении исследований наномира и в квантовой физике.

 

– Почему гомеопатия предпочитает природные средства?

Гомеопатия  представляет собой естественный метод лечения, в котором используются, по преимуществу, природные средства. В широком смысле, гомеопатия – философия, которая рассматривает человека, как часть природы. По своей сути, лечебный процесс в гомеопатии представляет собой терапевтическое взаимодействие пациента с гомеопатическим препаратом, при участии врача-гомеопата.

Принцип действия гомеопатического препарата – дать регулирующий импульс естественным силам организма к его выздоровлению.

Здесь можно вспомнить великого предшественника Ганемана – швейцарского врача Парацельса, который впервые ввел в медицинскую практику целый ряд новых средств, как растительного, так и минерального происхождения на основании того, что в составе живого тела участвуют те же “элементы”, которые входят в состав всех тел природы, которая в своих проявлениях представлялась ему макрокосмосом, а человек в ней рассматривался как микрокосмос и между ними существует тесное единство, а в своей совокупности они представляют единое целое.

 

– Гомеопаты обычно выступают против прививок – почему?

В ходе вакцинации создается новая, искусственная болезнь, которая, посредством воздействия на иммунную систему организма, постепенно может формировать хронический тип реагирования организма на возбуждающий фактор. Изначально острая патология, против которой обычно и делаются прививки, приобретает тенденцию к хронизации – простуды тянутся неделями, без температуры, превращаясь в вялотекущие ринофарингиты, бронхиты и прочие расстройства.

Парадоксальным образом, о роли искусственной болезни в преодолении уже существующей естественной болезни, писал в 5-м издании книги «Органон врачебного искусства» С.Ганеман: «Назначая больному гомеопатическое лекарство, врач подвергает его влиянию другой динамической силы, превращающей естественную болезнь в искусственную, которая очень сходна с первою и несколько сильнее ее. А так как сила, производящая болезнь, представляет собою нечто нематериальное, чисто динамическое, то естественная болезнь перестает существовать, как скоро ее заменит искусственная, первая преодолевается и уничтожается последнею. Но как продолжительность искусственно вызванной болезни обыкновенно незначительна, то и она тотчас преодолевается жизненною силою, так что эта хранительница нашего организма скоро возвращается к нормальному состоянию целости и первоначального здоровья…»

Только здесь отмечается тенденция, обратная той, что обычно происходит при вакцинации. Вместо внедрения в организм человека новой для него, искусственной болезни, вызывающей, в ходе воздействия на иммунную систему, изменения изначально заданного, по преимуществу, здорового способа реагирования на факторы внешней среды, с исходом в хронизацию процесса, при гомеопатическом методе лечения возможен обратный ход событий – при наличии уже существующей хронической болезни создаются условия для замещения ее искусственной, с последующим преодолением последней…

Существует некий исторический парадокс – 1796 г. считается годом рождения гомеопатии, а также и вакцинопрофилактики…

 

– Обучаться медицине трудно: при получении медицинского образования приходится осваивать огромные объемы знаний, быстро устаревающих. Чем в этом плане отличается гомеопатия?

 – Только, думаю, надо отметить, что в нашей стране, практикующие гомеопаты – это обычно врачи, осваивающие эти самые огромные объемы знаний в период обучения в медицинском институте и последующего регулярного (с 2016 г. – непрерывного) постдипломного образования по своей основной специальности. И, действительно, некоторые из этих знаний имеют тенденцию быстро устаревать. Особенно это можно сказать о лекарственной терапии, которая претерпела принципиальные изменения только за последние полвека. Если же посмотреть на те события, которые происходили с официальной (конвенциональной) медициной за последние 200 лет, то можно отметить радикальные изменения, затрагивающие практически все ее фундаментальные направления, особенно в области разработки учения об этиологии и патогенезе заболеваний.

Постдипломное обучение врачей по гомеопатии в нашей стране проводится на основании приказа Минздрава №335 от 29.11.1995г. «Об использовании метода гомеопатии в практическом здравоохранении»

Теоретическая база гомеопатии в значительной степени заложена самим С.Ганеманом и его последователями, в основном на протяжении XIX – начала XX века. В настоящее время существует несколько признанных школ классической гомеопатии (английская и французская школы гомеопатии, школа Дж.Витулкаса в Греции и др.), которые развивают теоретическую базу гомеопатии и накапливают богатый эмпирический материал.

Такие базовые принципы гомеопатии, как принцип подобия, малых доз, потенцирования и др. описаны самим С.Ганеманом в его классических трудах: «Опыт нового принципа нахождения целительных свойств лекарственных веществ» и «Органон врачебного искусства» (всего же литературное наследие Ганемана составляет 103 оригинальных труда и перевода) и остаются незыблемыми по сей день.

В качестве примера развития теоретической базы гомеопатии последователями С.Ганемана, можно вспомнить закон (правило, закон излечения) американского гомеопата Константина Геринга (1800-1880), который устанавливает, что настоящее излечение наблюдается только тогда, когда оно идет:
• От более важных органов к менее важным
• Сверху вниз
• Изнутри наружу
• От центра к периферии
• С исчезновением симптомов в порядке обратном их появлению

За 220 лет существования гомеопатии как метода, накоплен огромный практический опыт испытания гомеопатических препаратов и их применения в лечебной практике, который запечатлен в многочисленных справочниках гомеопатических лекарственных средств (Materia medica), а также в гомеопатических справочниках симптомов, по которым можно проводить, индивидуально для каждого пациента, поиск гомеопатического лекарственного средства – Реперториумах.

Так что, врач-гомеопат, практикующий на территории нашей страны – это специалист с высшим медицинским образованием, обычно имеющий практический опыт работы по основной (клинической) специальности, прошедший специализацию по гомеопатии на факультете усовершенствования врачей медицинского вуза и который повышает свою квалификацию в области гомеопатии на циклах усовершенствования не реже одного раза в пять лет.

 

– В академической медицине эффективность данного препарата при каком-то заболевании должна быть доказана в сравнительных испытаниях. И если при одном лекарстве получаются результаты лучше, чем при другом, то и делают вывод о преимуществе первого. Почему этим способом не пользуется гомеопатия?

В случае применения гомеопатии, скорее всего, не будет какого-нибудь одного универсального препарата, подходящего для всех пациентов. Каждому из них может быть назначено то лекарство, которое, с учетом острой симптоматики, отражает особенности его индивидуальной конституции.

Однако в сходных случаях предпочтение все-таки отдается ограниченному количеству гомеопатических лекарств. В идеале, каждому пациенту, особенно в случае назначения при хронической патологии, за один прием дается только одно подобное гомеопатическое средство – в этом состоит классический подход в гомеопатии, созданный и разработанный С.Ганеманом и его последователями.

 

– Гиппократ считал одним из самых важных в лечении принцип «Не навреди», то есть воздерживайся от вмешательства, если не уверен в пользе. Как этому следует гомеопатия?

– У гомеопатических лекарств, ввиду особенностей их приготовления, отсутствуют побочные явления, которые так характерны для аллопатических препаратов, так что при их назначении принцип «не навреди» обычно выполняется.

Применение новых гомеопатических препаратов возможно после предварительного прувинга (испытания субтоксических доз веществ на здоровых людях).
Ганеман включил в свою «Материю медику» не только симптомы прувингов, но также те симптомы, которые были получены из случайных отравлений.
Позже гомеопаты включали также и клинические симптомы, которые были излечены лекарством.

 

– Что представляет собой постановка диагноза в гомеопатии?

– В классической гомеопатии отсутствует классический нозологический принцип диагностики, принятый в клинической медицине. Диагнозы, типа «язвенная болезнь» или «ишемическая болезнь» могут учитываться, но никогда не принимаются за основу. В гомеопатии существует понятия: «диагноз гомеопатический» – это совокупность симптомов заболевания и конституциональных особенностей пациента, относительно которой производится поиск гомеопатических лекарственных средств и «лекарственный диагноз» – диагностическое заключение о подобии симптомов лекарственного патогенеза данного гомеопатического лекарства совокупности симптомов конкретного пациента в конкретный момент времени.

 

– Полезность многих лекарств и методов, применяемых официальной медициной, нельзя считать доказанной – об этом говорят приверженцы концепции «доказательной медицины». А что в этом плане можно сказать о гомеопатических препаратах?

– Полезность гомеопатии не может быть как-то доказанной, кроме как на основании положительного опыта применения гомеопатических лекарств… Я бы сказал, полезность гомеопатии как метода может быть подтверждена посредством опыта или не подтверждена, а не доказана или не доказана…
В какой-то степени здесь проявляется давнее противостояние эмпиризма и рационализма…
Что же касается соотношения гомеопатического мышления и рационализма, то интеллектуальный критерий истины не ставится здесь во главу угла. Важное значение здесь имеет эмпатическое слушание и понимание пациента и, в какой-то степени, способность почувствовать его переживания и боль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 5 = пять